Урок-исследование по литературе в 10–11-х классах Сердца без помарок

  • Ильина Нина Алексеевна, учитель русского языка и литературы

Цели урока:

  1. Погружение в атмосферу Великой Отечественной войны.
  2. Ознакомление с поэзией поэтов, погибших на войне.
  3. Рассмотрение сонетов Геловани и Суворова в единстве формы и содержания. «Как реку настоящего исскуства, наполненную из двух истоков: жизни и поэзии.»
  4. Развитие навыков анализа поэтических произведений, исследовательских навыков.
  5. Знакомство с понятием – «сонет».
  6. Демонстрация навыка выразительного чтения.
  7. Осуществление межпредметной связи: литературы и мировой художественной культуры.
  8. Привлечение цифровой техники.
  9. Воспитание этическое, эстетическое, патриотическое и интернациональное – средствами литературы.

Оборудование урока:

  1. Поэтические тексты.
  2. Экран, компьютер и проектор.
  3. Комплекты военной одежды времен ВОВ для чтецов.

Ход урока

На доске слова:

«Настоящее произведение искусства может возникнуть только тогда, когда:

  1. поддерживаешь непосредственное (не книжное) отношение с миром и
  2. когда мое собственное искусство роднится с чужим».

А. Блок

На экране фотографии или кадры из времен Великой Отечественной с изображением солдат, пишущих письма в затишье между боями (слышны раскаты далекого боя…)

Учитель: Когда над Родиной разразилась гроза, для поэтов фронтового поколения не вставало вопроса, чем оборонять Родину: штыком или – пусть приравненным к нему – пером. Конечно же, штыком! Они были молоды, здоровы, они завидовали старшим, побывавшим в огне гражданской войны, они ждали своего часа, ждали, когда смогут принять удар на свои плечи, собой заслонить Родину, – так она воспитала и… Собой, а не другими! Как смогли бы они писать о чужих подвигах, зная, что кто-то сражается за них?… Каждый из них мог сказать словами поэта Михаила Луконина: «Лучше прийти с пустым рукавом, чем с пустой душой»…

Это чувство не осталось лишь декларацией, оно было подтверждено судьбой.

На экране портрет Сергея Орлова.

Чтец: Горит в танке Сергей Орлов…

На экране Михаил Дудин

Чтец: Сражается на Ханко Михаил Дудин…

На экране Алексей Лебедев

Чтец: Погиб в бою штурман подводной лодки Алексей Лебедев…

На экране Николай Майоров

Чтец: Погиб в бою, увлекая за собой, политрук пулеметной роты Николай Майоров…

На экране Павел Коган

Чтец: Подымает в атаку разведчиков Павел Коган…

На экране Борис Богатков

Чтец: «Ведет за собой автоматчиков Борис Богатков…»

На экране Борис Котов

Чтец: Погиб, увлекая за собой минометчиков, Борис Котов…

Учитель: Этих имен сотни. сотни поэтов, погибших на фронтах Великой отечественной. И уже после войны бывший боец Отдельной мотострелковой бригады особого назначения Семен Гудзенко, проживший всего год после войны, скажет, подводя итоги:

Быть под началом у старших
Хотя бы треть пути
Потом могу я с тех вершин
В поэзию сойти.

Таковы были отношения поэтов с миром:

Не до ордена,
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

Муза шла солдаткой по дорогам войны, а вместе с ней шагали опыт поэзии, ее душа, ее инструментарий, ее немеркнущие традиции. стихи порой продолжали мысли других поэтов, часто пересекаясь или развивая сказанное другими.поэзия была частью военной жизни.

Вам предлагалось поискать развитие мыслей в стихах поэтов-фронтовиков. Каковы результаты?

Ученик: У поэта Владислава Занадворова, тоже погибшего на фронте есть такие строки, оказавшиеся пророческими по отношению к собственной судьбе:

Ты не знаешь, мой сын, что такое война!
Это вовсе не дымное поле сраженья,
Это даже не смерть и отвага. Она
В каждой капле находит свое отраженье.

Среди этих «капель» блиндажной песни – и юность, истлевшая в окопах; колеи разбитых дорог и омытые кровью письма, написанные на ложе винтовки; над изрытой землёю последний рассвет.

И лишь как завершенье –
Под разрывы снарядов, при вспышке гранат –
Беззаветная гибель на поле сраженья.

Здесь все едино: и правда подвигов, и правда будней. И ещё стихотворение поэта, погибшего на фронте – Юрия Севрука.

Что такое война? Это воющий голос металла,
Доносящийся с неба сквозь серую рвань облаков.
Это липкая слякоть, привычная злая усталость,
Надоедливый дождь, зарядивший на веки веков.
Что такое война? Это мы, одинокие парни,
Каждый сам по себе, среди тысяч таких же мужчин.
Ты решаешь судьбу батальонов, дивизий и армий,
Оставаясь со смертью, как равный, один на один.
Что такое война? Это твердая вера в соседа.
Ты с ним рядом стрелял и в траншеях до нитки промок.
Это – прочная дружба, высокое счастье победы,
Что с товарищами делишь, как хлеба кусок.

Севрук не знал, не мог тогда знать, приведенных выше строк Занадворова. И однако, перекличка этих двух стихотворений – наглядна, явственна, от ритмики до совпадающей фразы, вынесенной в первую строку. Общий опыт, общая судьба, общие мысли и чувства….

Учитель: Но сегодня мы будем говорить о случае разительном. Стихи двух поэтов пересекаются и взаимодействуют через посредство третьего текста, благодаря третьему, на «почве» третьего, встречаются как бы на чужой территории.

Стихи написаны в одно и то же время, в годы войны, на одну и ту же тему (любовь и ревность – воина, находящегося вдали от любимой).

Тихо звучит музыка к песне на слова Константина Симонова «Жди меня» 2 чтеца читают сонеты.

Нетрудно роль Отелло мне сыграть,
Но где она вторая Дездемона?…
Герои безымянные. вдоль склона
Мы шли. и повернуло утро вспять.
Ты на снегу легко и неуклонно
Укладываешь след. И вот опять
Грозит прогулка самоцелью стать,
И ссора громыхает отдаленно.
Потом война. Я был убит в боях.
Ты не пришла, чтоб мой оплакать прах,
И прах простил тебя. Так в чем же дело?
Да я за тень свою не поручусь –
Она так одичала. Я боюсь,
Она с тобой поступит, как Отелло….

Вот второй стих:

Я – не Отелло, ты – не Дездемона,
Своей любви я не предам ножу…
Она со мной, и я ее ношу
Без пятнышка, как бархат небосклона.
Когда умолкнет бой, настороженно
В густой траве прилягу на межу,
На твой подарок чистый погляжу,
На твой платочек, цвета глаз влюбленных.
Я – не Отелло… И приняв подарок,
Измены пятен не ищу на нем,
Он предо мной, как сердце без помарок;
Он предо мной неугасимо ярок…
Как символ веры, золотым огнем
Грудь согревает средь сражений ярых.

Стихи написаны одним и тем же размером (пятистопный ямб) в одной и той же стихотворной форме. Попробуйте определить жанр стихотворения.

Ученик: Два катрена и два трехстишья – всего 14 строк. Это сонеты!

Учитель: Вы правы, это сонеты, а трехстишия называются ТЕРЦЕТЫ. Причем это форма итальянского сонета. Родился он в Италии. А вы знаете, каково было назначение сонета?

Ученик: Выражение чувств, мыслей.

Учитель: Совершенно верно, этот жанр считается интеллектуальным жанром, в нем каждая строфа – шаг в развитии единой диалектической мысли. Чтобы выполнить эту задачу, предписывались традиционные стилевые требования: Возвышенная лексика и интонация, точные и редкие рифмы, запрет на переносы и на повторение знаменательного слова в одном и том же значение. И тем не менее именно в этом жанре написаны эти удивительные стихи. И о чем же эти сонеты? Какова их тема?

Ученики: Эти стихи о любви и ревности, которая традиционно сопутствует влюбленным. Этому разрушающему чувству посвящена трагедия Шекспира «Отелло».

(Стихи остаются на экране, чтобы учащиеся могли видеть тексты или эти тексты лежат на партах)

Авторы этих сонетов – молодые воины Мирза Геловани и Георгий Суворов. Вам было предложено зайти на сайт Геловани и что же вы обнаружили?

Ученик: (Проецируется страница с портретом и отзывами о Геловани)

Очень много откликов на стихи, как на грузинском, так и на русском языках. Чувствуется, что читатели оценили его дарование. Особенно точна запись: «…в стихах сама жизнь».

Учитель: Автор второго сонета поэт Георгий Суворов. Что вы нашли на его сайте?

Ученики: Поэт родом из Сибири, работал учителем, писать стихи начал рано. У него была любимая девушка (На экран проецируется фото любимой Георгия Суворова). На могиле Георгия Суворова поставлен памятник с надписью из его стихов. И она всю свою жизнь каждый год приезжала к обелиску, чтобы возложить цветы.

Учитель: Рассмотрим сонеты. Каковы ваши наблюдения?

Ученики: Второе стихотворение не только продолжает первое, но и спорит с ним. Его первая строка прямо отталкивается от последней строчки предыдущего стихотворения:

Она с тобой поступит, как Отелло
Я – не Отелло, ты – не Дездемона

Учитель: Вы правы, но «отталкиваются» не просто строчки – отталкиваются стоящие за ними характеры! В первом случае даже тень почившего героя ревниво, как Отелло, – таков итог стихотворения; во втором несходство с Отелло выносится в посылку, в постулат:

Своей любви я не предам ножу

Такова исходная позиция. Что же перед нами? Два цикла страстей одного лирического героя? Два этапа становления одного характера, или – два разных героя, «оставленных» в одно мгновение или две разных реакции на сходные обстоятельства?

Ученики: (высказываются разные мнения)

Учитель: К какому бы мы толкованию ни склонялись, перекличка стихов, их взаимосвязь слишком явная, чтобы возникнуть случайно. Кажется, что стихи написаны в порядке творческого состязания, либо одно как прямой отклик на другое. Взаимосвязь между этими стихами действительно есть. Но она сложней, чем можно было бы предположить: «Пересечение» этих двух стихотворений, столь естественно происходящее в вашем сознании, если эти стихи окажутся рядом, никогда не происходило в сознании самих поэтов. Почему?

Ученики: Оба стихотворения были опубликованы много лет спустя после гибели их авторов: оба поэта погибли в 1944 году, но на разных фронтах далеко друг от друга. Стихи грузинского поэта Мирзы Геловани были напечатаны на русском языке впервые в 1965 году в сборнике «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне», перевел с грузинского Юрий Ряшенцев. Стало быть, Суворову не могло быть известно. Второе стихотворение напечатали впервые в 1970 году, в сборнике поэта – фронтовика Георгия Суворова «Звезда, сгоревшая в ночи», оно тоже не могло быть известно Геловани.

Учитель: И различие у стихов есть. Найдите его сами.

Ученики: Различие в национальных традициях. У одного безудержный горский темперамент, безудержная ревность, даже посмертная. А лирический герой другого стихотворения – воплощение доброты и доверия.

Учитель: «Так в чем же дело?» – повторяю я за героем. Обратите внимание на последние строки первого стихотворения:

Да я за тень свою не поручусь –
Она так одичала. Я боюсь,
Она с тобой поступит, как Отелло….

Дело в том, что герой-то сам не таков уже, он беспокоится за жизнь любимой. Это одичала тень, но не он сам. В этом-то дело: в борьбе новой и старой морали, нового и старого понимания чести, борьбе новой человечности со старыми догмами – в душе одного человека! Как не вспомнить здесь слова Гейне: «Трещина мира проходит через сердце героя». Сам поэт сделал в своей записной книжке запись: «Война убивает во мне стихотворца, но растит поэта!»

Герой же Георгия Суворова – лирический характер, не ищущий «измены пятен», не предающий ножу любовь, характер, в котором так открыто проявился и сам автор этих стихов – «человек цельный, мужественный и полный какой-то скрытой нежности и грусти» – так вспоминал Николай Тихонов о Георгии Суворове. Это характер русского воина с его новой человечностью, с обостренным, не притупившимся на войне! – чувством сопереживания, соучастия в чужой судьбе, с его – а не только её «сердцем без помарок»….

Два стихотворения… За обоими – фронт, характеры, их сходство и несходство – словом, жизнь! Но в эту жизнь – и грузинского и русского поэтов вошел (на равных!) не только эпитет, добытый в «воронке под огнем», но и немеркнущий образ мировой культуры. Для того, чтобы выразить свои чувства через переосмысление немеркнущего образа мировой культуры нужно было, чтобы сам этот образ стал для поэтов вполне «своим», частью их духовного мира. Какой же высочайшей духовностью обладали поэты военного поколения!

Настоящая поэзия рождается именно на стыке жизни и культурно-поэтической традиции. Именно об этом слова Александра Блока, написанные на доске. В суровые годы музы не молчали, они способствовали Победе, спасению человека и человечности. И в наши мирные дни стихи Суворова и Геловани воспитывают нас, даже по образованию поэты были учителями. На обелиске Георгия Суворова высечены слова его же стихов, которые можно отнести к обоим поэтам: «Свой добрый век мы прожили как люди, и для людей».

Домашнее задание

Сочинения

  1. Каким должно быть настоящее произведение искусства? (на примере поэзии М.Геловани и Г. Суворова)
  2. Как жанр сонета способствовал раскрытию мысли о человечности? (на примере сонетов М.Геловани и Г. Суворова)

Библиография:

  1. О. Аннинский. Глубина фронта. «Новый мир», 1974.
  2. «Советские поэты, павшие на Великой отечественной войне» – М., 1965.
  3. Г. Суворов «Звезда, сгоревшая в ночи» – М., 1970.
  4. М.И. Иванова «Светлой памяти» – М.: «Наследие», 1995.

Приложение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *